Где торгуют эфиром и что для этого нужно

Лучшие брокеры бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, надежный и прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков и среднеопытных трейдеров.
    Бесплатное обучение и демо-счет на любую валюту!
    Получите свой бонус за регистрацию:

Где торгуют эфиром и что для этого нужно

Войти через соцсети:

Если нет своего аккаунта

Если у вас уже есть аккаунт

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 10 минут в Москве, добрый вечер, это программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Все в порядке, мы снова с вами, как всегда по пятницам, на протяжении уже больше, чем одиннадцати лет, обсуждаем события недели, а в некоторых случаях и события недели не минувшей, а предстоящей, как в этот раз, когда, конечно, скажу сразу, нам надо будет с вами немножко поговорить о выборах, которые предстоят послезавтра во многих российских регионах, ну, и в том числе в Москве, что, конечно, значительную часть аудитории радио «Эхо Москвы» волнует особенно.

У нас есть с вами номер для смс +7-985-970-45-45, сайт www.echo.msk.ru – там множество всяких прекрасных возможностей, тоже можно отправлять сообщения такие же точно, как смски, они попадают на тот же самый экран, имеют ровно этот же самый статус. Вот я уже вижу, что такие смски пошли. Евгений из Пензы желает мне удачного эфира. Большое спасибо, Евгений. И вижу еще и вопросы вполне содержательные, которые за последние несколько минут поступили. Да, так вот, можно это делать с помощью сайта. Там же на сайте можно смотреть трансляцию отсюда из студии прямого эфира на видео, там же можно слушать радио, там же можно будет потом комментировать программу – много разных прекрасных возможностей на сайте www.echo.msk.ru.

Ну, давайте все-таки с выборов начнем, я обещал начать с них. И действительно, по всей видимости, ну, хотя бы для того, чтобы потом не торопиться, не откладывать это напоследок, давайте начнем с этого сюжета, тем более что осталось меньше двух суток до начала голосования.

У нас на сайте висит большой текст Алексея Навального, надо сказать, очень разумный, хотя и небольшой такой, систематический, с объяснением его позиции, его отношения к выборам. Честно говоря, мне показалось, что немножко поздновато он вывесил этот текст, я бы с удовольствием его увидел бы, не знаю, недели две тому назад, а может быть, даже и больше. Вообще видно, что как-то избирательная кампания, точнее вот подготовка к выборам и какой-то интерес избирателей к этому событию, они, конечно, как-то подогрелись в последние несколько дней. Вообще была какая-то совсем апатия, а в последние дни все-таки пошли какие-то разговоры, и как-то проявился какой-то интерес, люди стали друг у друга спрашивать, особенно в интернете это видно во всяких социальных сетях. Видно, что люди друг у друга спрашивают: а не знает ли кто, нет ли какого приличного кандидата в моем округе? Это если, например, говорить о выборах Московской городской Думы, которые предстоят Москве. Удивительная, конечно, история. После нескольких месяцев формальной, номинальной избирательной кампании вот сейчас, в последние дни, люди, наконец, встрепенулись и, наконец, стали этим интересоваться.

Так вот, Навальный, что пишет Навальный. Навальный пишет, в целом, простую вещь, если попытаться это все одной фразой изъяснить: что нету никакой генеральной стратегии, и, похоже, в нынешних обстоятельствах ее так вот прямо вычленить и сформулировать не удается. А есть некоторый моральный выбор. Моральный выбор, который стоит перед каждым избирателем в отдельности, и этот выбор заключается в том, что если вы видите живого кандидата, которого вы хотели бы видеть избранным, дайте ему ваш голос, вне зависимости от того, велики ли шансы, вне зависимости от того, много ли вас таких. Поступите вот в соответствии со своим представлением о добре и зле в данном случае.

Самые лучшие платформы для бинарных опционов на русском языке:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, надежный и прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков и среднеопытных трейдеров.
    Бесплатное обучение и демо-счет на любую валюту!
    Получите свой бонус за регистрацию:

Если вы такого кандидата не видите – а таких ситуаций очень много, потому что действительно российская власть, и вот в частности московская администрация сделали все от них зависящее, для того чтобы создать непреодолимый фильтр для независимых кандидатов, для того чтобы отсечь всех тех, в ком они видят какую-то угрозу для вот этого вот единомыслия. Я даже не скажу, единоначалия или единодействия в Москве, потому что никто в Московской городской Думе на самом деле до сих пор ничего такого особенного не делал.

Это, в общем, совершенно вещь номинальная, такая штамповательная машина, и человек, который много лет Московской городской Думой руководит, такой господин Платонов – многие из вас даже представляют себе, как он выглядит – он, конечно, сделал все для того, чтобы как-то всю кровь выпустить из этого организма и чтобы превратить его в такую сухую бессмысленную мумию, где до сих пор большая часть депутатов работают такими ходатаями по делам.

То есть, это человек, у которого есть офис в Москве, есть несколько помощников, есть удостоверение, с которым его везде пускают, есть возможность ходить по всяким административным московским инстанциям, быстро попадать на разные приемы. И вот это такое бюро добрых бизнес-услуг – вот во что превратилась Московская городская Дума давно уже. Люди занимаются пробиванием разных разрешений на строительство, разных сделок, контрактов, обеспечивают участие и победу в разных тендерах – вот, собственно, чем занимаются депутаты Московской городской Думы под руководством господина Платонова.

Ну, и вот на этих выборах было некоторое количество людей, которые говорили о том, что хорошо бы эту практику как-то разломать, хорошо бы сделать из вот этого муниципального парламента маленького… хотя речь идет все-таки о гигантском городе с колоссальным бюджетом, с огромным количеством людей, которые здесь живут, с колоссальным количеством проблем, с необозримой территорией, сравнимой с целыми государствами. Так вот, эти люди были восприняты как опасность. Ну, собственно, любая оппозиция сегодня в России воспринимается как опасность. И на пути их были воздвигнуты всякие административные барьеры, для того чтобы они в кандидаты не попали, не были бы зарегистрированы, а зато вместо них были бы зарегистрированы разного рода подсадные утки, их довольно много в этих списках.

Большое количество таких дрессированных оппозиционеров, которые делают вид, что они какие-то не совсем такие, как те, которые сегодня сидят в Московской городской Думе, а на самом деле совершенно очевидно, что это люди, которые блистательно впишутся в эту систему и замечательно будут функционировать ровно таким же способом.

Но есть кое-какие исключения. И вот в последние дни, опять-таки, в основном в интернете пошли всякие такие перечисления: а вот есть, там, уцелел депутат такой-то; а вот там такой-то, а здесь такой-то. Ну, например, там, в Теплом стане каким-то поразительным чудом есть знаменитый Валерий Борщев. Я думаю, что многие помнят, кто это такой. Это человек, который в последние годы известен своим участие в Общественной наблюдательной комиссии. Есть несколько таких героических людей. Вот многие знают, например, журналиста Зою Светову, которая тоже там работает. Ну, вот и Борщев тоже. Он такой настоящий правозащитник с очень большим стажем, с очень интересной и трудной биографией еще с советских времен, противостоявший всяким государственным мерзостям. Вот он сегодня кандидат в депутаты там вот в этой вот юго-западной части Москвы.

Есть в районе Университета, в этих краях, где Гагаринский, Академический, Ломоносовский районы – там Елена Русакова, человек, который работает много лет в обществе «Мемориал», тоже занимается очень важными и такими очень правильными человечными делами. А в последнее время она очень много энергии посвящает тому, чтобы не допустить всяких бессовестных внешне реконструкционных, что ли, проектов.

Ну, прежде всего, это история с этим вторым этажом, с огромной эстакадой на протяжении всего Ленинского проспекта – это вещь совершено бессмысленная, с точки зрения городского транспорта, потому что можно иметь огромный много-много-многорядный поток по Ленинскому проспекту, который все равно потом упрется в узенькое горлышко на въезде в центр, и просто пробка подвинется чуть в другое место, но станет только длиннее и только безнадежнее. А инфраструктура целого района будет на этом сломана, и колоссальное количество людей получат огромный, такой напряженный автомобильный поток просто совсем вот буквально в паре метров от своих окон, и жить там в этих местах будет очень трудно. И главное, что этот проект сопровождается огромным количеством всяких нарушений и злоупотреблений, всяких фальсифицированных протоколов, всяких, на самом деле не существующих, решений народных сходов, всяких, в действительности не состоявшихся собраний жителей и так далее и так далее и так далее. Вот Елена Русакова там как-то с этим со всем сражается.

Есть очень интересный такой активный, очень живой и достаточно резкий человек по имени Юлия Галямина. Это вот на Севере Москвы, в районе Тимирязевской, Савеловской, вот в этих вот местах. Ну, кто знает, тот, наверное, видел на столбах уже, кто собирается голосовать, видел это лицо, вот обратите внимание.

Ну, и есть, скажем, Максим Кац, о котором я говорил здесь в прошлой программе, человек, за работой которого я тоже слежу с большим интересом, и мне кажется, что это человек с довольно серьезным политическим, во всяком случае, таким гражданским будущим. И у него интересные идеи, и у него, несомненно, есть талант собирать вокруг себя эффективную команду, он действительно очень хороший организатор, в лучшем смысле слова, такой технолог. Вот, к сожалению, у нас это слово очень оказалось дискредитировано, потому что, ну, технолог – значит, такой какой-то факир, специалист по шахер-махеру политическому. Нет, действительно, он хорошо выстраивает рабочий процесс. Это важно для политика, особенно на таком вот муниципальном городском уровне, где речь идет о решении каких-то практических задач. Так что, что говорить? Конечно, он был бы в Московской городской Думе очень неплох.

Вот есть несколько человек, я уверен, что можно поискать еще. В общем, тактика на этих выборах очень простая: посмотрите внимательно, попробуйте все-таки это сделать за сегодняшний вечер, завтрашний день, во всяком случае, чтобы не в последнюю секунду уже на избирательном участке пытаться что-то такое сообразить. Попробуйте обнаружить в вашем избирательном округе каких-то живых людей. Если найдете, идите и голосуйте за них. Не найдете – не ходите. Вот все вот эти тактики: нет, вот мы проголосуем за кого угодно, лишь бы не; нет, мы порвем наш бюллетень; нет, мы бюллетень унесем с собой; нет, мы, там, не знаю, совершим еще что-нибудь такое невероятно экзотическое – все это на самом деле совершенно бессмысленно. Не за кого голосовать – не голосуйте. Это как-то честнее и правильнее.

Вот моя личная позиция, например, будет ровно такая. Я живу в районе, который называется Тверской – это 44-й округ, нету у нас там кандидата. У нас очень большой округ, он простирается там аж от Таганки до этих мест, где-то примерно до Белорусской и даже дальше. У нас там должна была быть Ольга Романова, я как-то, честно говоря, ей очень сочувствовал и очень за нее переживал. И у меня просто в семье были люди, которые собирали за нее подписи. Я сам не имею права, потому что я член участковой избирательной комиссии. Но она как-то сражалась изо всех сил, но, конечно, это была бы совершенно невообразимая вещь, если бы ее допустили до выборов.

Понятно, что люди в Избиркоме и в мэрии уперлись просто всеми рогами и копытами, какие у них были, для того чтобы ее не пропустить. Ну, еще была пара относительно приличных кандидатов – нету. Осталось сейчас 4 человека, ни за одного из этих 4-х человек я своего голоса не дам. Я им не верю, я считаю, что они легко впишутся в эту систему. Они там какие-то все сейчас немножко разных цветов: какая-то есть коммунистка, какой-то есть яблочник, какой-то есть единороссийщик. То есть, что я говорю? Справедливороссийщик. Еще какой-то, кажется, лдпровец. Все они для меня совершенно одним миром мазаны, и я совершенно не верю, что кто-то из них может реально мне пригодиться, лично мне как жителю Москвы, пригодиться в Московской городской Думе. Поэтому голоса я им не дам.

Но не пойти на выборы я не могу, потому что я член участковой избирательной комиссии. Вот это, кстати, ответ на вопрос, который здесь в вопросах, которые пришли по интернету, задает мне слушатель, который подписался Индепендед – такой «независимый дед», примерно так я бы это перевел. «Срочно, сразу в начале передачи сообщите свое мнение о том, что делать независимым членам комиссий с ПРГ (то есть, с правом решающего голоса) на предстоящих послезавтра «выборах», — «выборы» здесь в кавычках, и правильно, — в Московскую городскую Думу».

Ну, это вот ровно мой случай, я этот самый член участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Надо сказать, что ситуация, скажем, по сравнению с выборами мэра Москвы, сильно – мэра в прошлом году, помните, тоже осенью, когда была избирательная кампания Навального – ситуация сильно изменилась, потому что на этих выборах очень плохо, как я слышал, обстоит дело с наблюдателями. Их очень мало, и им очень трудно организоваться и скоординировать свою работу.

И на прошлых-то выборах это было непросто, было где густо, где пусто. Вот на моем участке на прошлых выборах было, по-моему, 11 человек разнообразных наблюдателей, просто девать их было некуда, а на соседних участках не было никого. И известно, что таким образом образовался так называемый бублик Собянина, то есть, такое кольцо из избирательных участков и целых избирательных территориальных округов по краям Москвы, по Московской кольцевой дороге, куда, грубо говоря, не доехали наблюдатели на прошлых выборах, и там аномальным образом Собянин собрал больше, чем в других местах. Это все очень подозрительно, и есть такая версия, довольно убедительная, что именно благодаря вот этому бублику и благодаря тем участкам и территориальным комиссиям, где не было наблюдателей или где было очень мало наблюдателей, именно благодаря этому-то он и преодолел 50%-ный барьер в результате вот некоторых дополнительных натяжек, которые помогли ему набрать то, чего ему не хватало. Но это, впрочем, версия не доказанная, хотя, еще раз скажу, очень убедительная. Я много читал аргументов в пользу этого, и мне кажется, что вероятность довольно велика, что это так и было.

Так вот, на этих выборах совсем худо с наблюдателями. И их будет мало, их будет совсем не на всех участках хотя бы по одному. Много к этому причин. В том числе все-таки на протяжении этого года происходило ужасное давилово на всякие некоммерческие организации. Вы знаете, что ассоциация «Голос» подвергалась бесконечным преследованиям, вот буквально на днях Московский городской суд принял решение, в результате которого сейчас начнется сложная долгая бюрократическая процедура, которая, по всей видимости, все-таки, кажется, приведет к тому, что ассоциация «Голос» перестанет числиться вот в реестре этих самых иностранных агентов. Но на протяжении целого года это было, и там выдавливали людей из этой сферы работы, и запугивали, и навешивали какие-то огромные штрафы. В результате, конечно, эффективность их работы очень резко снизилась. То же самое происходило с разными другими волонтерскими и гражданскими организациями, которые занимаются выборами. Там был и СОНАР, и «Гражданин Наблюдатель», и всякие другие прочие. Конечно, они очень сильно за этот год ослабли. В общем, короче говоря, вся надежда на этих самых членов участковых избирательных комиссий. И тот факт, что эти выборы вот такие вот в кавычках, как пишет наш слушатель, и эти выборы в значительной мере не свободны, не справедливы, не равны задолго до начала голосования… Мы много раз с вами говорили о том, что честные выборы – это не честное голосование. Честное голосование — только маленькая часть. А честные выборы, они начинаются задолго до голосования, в тот момент, когда выясняется, есть или нет у разных кандидатов одинаковые возможности, одинаковый доступ к избирателям, одинаковая возможность вести избирательную кампанию, одинаковые возможности изыскивать финансирование для своих избирательных кампаний и так далее.

Вот на все эти вопросы теперь приходится отвечать: нет, неравные возможности, неравный доступ, неравные права, все неравное. И, тем не менее, вот эти совершенно разрушенные, раздавленные выборы, тем не менее, они не должны быть еще сверх того и украдены. Я думаю, что наш с вами долг, наш, я имею в виду, тех, кто работает в участковых избирательных комиссиях и в территориальных избирательных комиссиях, пойти и сделать свою работу на протяжении тех двух дней, которые нам предстоят завтра и послезавтра, в субботу и в воскресенье. Нужно не дать эти выборы еще сверху и фальсифицировать.

Ну, во-первых, в тех округах, где, как мы с вами говорили, есть кто-то живой, вообще есть шанс получить там какого-то приличного разумного депутата, но и во всех других местах. Надо смотреть, что они там придумали на этот раз, надо смотреть, какие появились технологические новшества и возможности.

Я вижу, например, сейчас, что вот моя участковая избирательная комиссия полностью сменилась после прошлогодних выборов. Дело в том, что в прошлом году на нашем участке победил Навальный, просто таки занял первое место. И этот протокол был благополучно зарегистрирован, все в порядке. Так вот, ни одного человека, за исключением, кажется, трех представителей таких не правящих партий… вот я формально от Справедливой России. Это совершенно неважно, от чего я, но вот я представитель другой партии. Я сохранился, еще двое таких сохранилось, остальные все, те или иные представители Единой России, все они поменялись. Это неспроста. А к чему это – давайте мы с вами поговорим после новостей, через 3-4 минуты, во второй половине программы «Суть событий».

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час и 35 минут в Москве, это вторая половина программы «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Номер для смс-сообщений –+7-985-970-45-45.

Продолжаем с того же места. А то же место у нас – выборы. Ну, я подробно говорил о московских выборах, они как-то мне близки и важны как москвичу и как члену одной из московских участковых избирательных комиссий. Но понятно, что, в сущности, то же самое происходит сегодня почти по всей России. Очень во многих регионах в воскресенье произойдут выборы, а сегодня, соответственно, последний день легальной избирательной кампании.

И вот я получаю однотипные вопросы из самых разных городов, из самых разных российских регионов. Вот Евгений из Мурманска пишет: а если голосовать не за кого (с одной стороны белый и пушистый представитель Единой России, а с другой – безымянные мелкие шалунишки), стоит ли идти на выборы? Ну, я, собственно, на этот вопрос уже ответил относительно Москвы и точно так же отвечу вам, Евгений, относительно Мурманска. На мой взгляд, нет. Потому что ситуация, которую вы описываете – это ситуация, в которой у вас выборы, собственно, уже украли. Не может такого быть, чтобы в Мурманске не было ни одного разумного кандидата, кроме вот этого белого и пушистого представителя Единой России и мелких шалунишек, как вы их называете. Это значит, что серьезных, разумных, дельных и опасных для этой власти людей на выборы просто не допустили.

Ради того, чтобы ходить – не ходите . Нету, не видите вы человека, которому стоит отдать ваш голос – не отдавайте, оставьте его себе, но по возможности примите участие в выборах, скажем, в качестве наблюдателя или, если вы член участковой избирательной комиссии, как я, идите и работайте. Потому что нельзя давать им накачивать эту мышцу, нельзя давать им возможность лишний раз тренироваться в этом вот искусстве воровать наши голоса.

Вот я начал говорить о том, что весь состав моей участковой избирательной комиссии сменился. Я бы даже сказал, что его разогнали. Я не верю в такие совпадения, не понимаю, куда делись 11 человек, что это они вдруг все заболели, куда-то уехали, занемогли или оказалось, что они не могут работать. Я думаю, что комиссию разогнали за то, что вот на прошлых выборах слишком хороший результат получил здесь Навальный, и этот результат не удалось у него украсть, так он и был благополучно зарегистрирован в территориальной избирательной комиссии.

Сегодня пришли другие люди, и скажу вам, что настроение в этой моей участковой комиссии мне уже не нравится. Я вот поговорил с ними, мне не нравится их отношение к прессе и к тем правам, которые пресса имеет на выборах; мне не нравится их отношение к наблюдателям; мне не нравится их отношение к вот таким, как я, независимым членам участковой избирательной комиссии; мне не нравится их настрой как-нибудь побыстрее, совершенно неважно, как на самом деле… да что мы с вами будем рассиживаться? Давайте вот быстренько подпишем этот протокольчик и что там. Да ладно, что там считать? И так, в общем, все понятно. Зачем? Мы же все свои люди, понимаем как-то, взрослые. Что тут, собственно, такого?

Я им не дам. Я абсолютно твердо знаю, что я заставлю их на протяжении завтрашнего подготовительного и послезавтрашнего собственно голосовательного дня провести все строго по правилам, не дам отступить ни на шаг от процедуры, потому что в этой ситуации важен некоторый принцип. Ну, и, в конце концов, важно здесь поддерживать некоторую так сказать процедуру.

Вот мы установили эту традицию в прошлом году на выборах мэра, которые, я абсолютно уверен, были посчитаны честно на нашем участке. Вот как люди пришли, как они проголосовали – вот это, с точностью до одного голоса, абсолютно гарантированно попало в протокол, и было потом зарегистрировано в общем московском результате. Ну, и вот результат оказался такой, Навальный выиграл. Ну, вот сегодня будет так же, и в воскресенье будет так же. И я думаю, что это правильная тактика, и я призываю всех моих коллег поступить именно таким образом.

Вот, это про выборы. Давайте на этом месте остановимся. В общем, понятно, что делать на протяжении ближайших суток: искать того кандидата, за которого, может быть, стоит голосовать, а если не найдете, то как-то собираться с духом, на выборы не идти. Вот.

Давайте перейдем к событиям, собственно, этой недели и, может быть даже, сегодняшнего дня. Вот важный сегодня день, очередное объявление, вчера европейское, сегодня американское, с объявлением санкций. Причем что касается, скажем, санкций Соединенных Штатов, то это серьезная мера. Соединенные Штаты объявили о том, что они накладывают ограничения на крупнейшие российские компании, в том числе туда попал и Газпром, и Сбербанк, и Лукойл, и кто только там не оказался. И это серьезно.

Что касается европейских санкций, то там большой и красивый список людей, которые присоединяются к перечню тех, кто, например, утрачивает доступ к своему имуществу за границей, тому самому имуществу, которое они очень тщательно прятали. Я здесь, например, имею в виду депутата Бабакова. Помните такую историю, это довольно важный наш думский деятель, один из лидеров партии Справедливая Россия. О нем много уже было написано: и Фонд борьбы с коррупцией Навального писал о нем, и мне доводилось писать о нем. Более того, мне даже доводилось принимать некоторое участие там в расследовании того, что собственно он скрывает из своей налоговой декларации. Потому что речь шла о Франции, я как-то немножко представляю, ну, я знаю язык и немножко представляю себе там какую-то деловую французскую переписку. И я взялся там перевести некоторые документы, в результате которых выяснилось, что этому самому Бабакову принадлежит через специальную компанию, которую он открыл, принадлежит огромное поместье возле Парижа в очень-очень дорогом месте.

А что тут плохого? – спросите вы. А врать не надо, — отвечу я. Конечно, никому не запрещено иметь, никому не запрещено зарабатывать, никому не запрещено богатеть, никому не запрещено тратить свои деньги так, как хочется их тратить, но это нужно делать открыто и честно. И когда выясняется, что это имущество принадлежит депутату, который умудрился сдать налоговую декларацию, из которой следует, что он самый малооплачиваемый депутат в Российской Федерации, то это называется патологическая лживость. А патологических лжецов нам в законодательном органе, высшем законодательном органе страны не нужно. Вот, собственно, и вся логика этих расследований.

Вот этот самый Бабаков тоже попал в этот список санкций. Интересно будет послушать, как он будет рассказывать, что его эти санкции совершенно не беспокоят, что он вообще нигде не бывает, никакого имущества у него нет, и он как-то вообще не понимает, что к нему прицепились.

Шутки шутками, но действительно пока эти персональные санкции оказываются довольно эффективными, потому что видно, что люди, ну, как-то немножечко задумываются над тем, что они делают, и стоит ли продолжать жить свою жизнь, исходя вот только исключительно из того холуйства, которое двигало ими на протяжении последних лет, когда они тщательно, весело, радостно встраивались вот в эту холуйскую вертикаль, которую представляет сегодня собою российская власть.

Но дело, конечно, не только в этих персональных санкциях. Дело еще и в том, что здесь тоже действие рождает противодействие, и, конечно, вот в этой битве за то, кто сильнее накажет Россию, в этом, так сказать, чемпионате мира по антироссийским санкциям пока, несомненно, лидирует участник под названием Российская Федерация. Самые эффективные санкции против России принимает сегодня правительство России, и это совершенно очевидно.

Одним точечным изящным эффектным ударом они разрушили российскую туристическую индустрию, ограничив выезд для больших категорий госслужащих, военных и так далее. Потом другим точечным ударом они нанесли такую хлесткую оплеуху по российской коммерции, по торговле, по ресторанному бизнесу, по ритейловому бизнесу, по тем, кто торгует продуктами. Моментально подняли цены. Вот мы сегодня, собственно, это наблюдаем. Можно сколько угодно кривляться по поводу, там, маскарпоне, как это делал здесь один комментатор в этом эфире, или по поводу какой-нибудь дорогой итальянской ветчины, но дорожают-то, как мы с вами много раз уже говорили, дорожают на самом деле дешевые продукты.

Вот я на этой неделе обозрел цены в своем любимом магазине. У меня есть такая тайная лавочка, адрес ни за что никому не скажу, тайная лавочка на окраине Москвы в одном очень таком, я бы сказал, рабочем, очень простом спальном районе. Однажды совершенно случайно я там обнаружил один магазинчик, где торгуют замечательными всякими куриными товарами с нескольких птицефабрик вокруг Москвы: там, из Калужской области, Тверской области.

И, ну, я просто, поскольку много месяцев туда езжу, я эти цены знаю наизусть. Вот могу вам сказать, что, конечно, процесс пошел, и пошел очень сильно. На сегодня я оценил бы, скажем, в 35-40% уже рост цен в этом магазине, где заведомо только российские товары, где заведомо речь идет исключительно вот о тех самых вожделенных отечественных производителях. И речь идет таким образом просто о некоторых таких более общих экономических процессах, которые запускаются вот этими безумными мерами, типа наложенных российским правительством на саму же Россию санкций, а дальше вот они развиваются. Мы с вами про это говорили, не лишним будет повторить, что описывается этот процесс очень простыми словами.

Нарушается баланс между ценой и качеством, и восстанавливается этот баланс в какой-то новой точке. Либо товар оказывается хуже качеством за те же деньги, либо товар оказывается выше ценой при том же качестве. А удержать его там, где он был, невозможно. Потому что рынок однажды уже отрегулировал это соотношение. Если вы его искусственно сломали, то соотношение устанавливается в другом месте, и оно всегда устанавливается на более неприятном для потребителя уровне. Товар становится или хуже, или дороже, или, что чаще всего происходит, и то, и другое: одновременно и дороже, и хуже, потому что в привилегированном положении оказывается тот продавец, который до сих пор проигрывал конкуренцию другому, лучшему продавцу, который продавал дешевле, который предлагал лучшее и так далее. Теперь их нет, мы их удалили с рынка. Значит, вот, второй эшелон получил преимущество, и мы теперь имеем дело с этим вторым эшелоном.

Ну, и, кроме того, конечно, вскрываются всякие поразительные на этом же фронте обстоятельства. Вот сегодня такая совершенно анекдотическая история, когда выяснилось, что компания Макдоналдс, вне всякой связи вот с этими там проверками и закрытиями, которые происходят в последнее время… это абсолютно другая история, все-таки очень много Макдоналдсов продолжает работать. Так вот, компания Макдоналдс заявила о том, что она убирает из своего рациона овощные салаты. Убирает потому, что нет приличного поставщика. Убирает потому, что тот поставщик, который у них был, знаменитая компания «Белая дача», не может предоставить им теперь товар нужного качества. И они, в общем, по согласованию с этой «Белой дачей» приостанавливают это сотрудничество до тех пор, пока «Белая дача» не получит снова товар достаточно хороший, чтобы его брал Макдоналдс.

Это та самая «Белая дача», которую очень многие москвичи, и не только москвичи, знают как такой эталонный образец отечественного производителя: вот, огурчики, помидорчики, салатики, все вот такое наше, все такое отечественное, все упакованное, все такое вот, здесь сделанное, все такое родное, и, в общем, довольно неплохого качества, и, в общем, довольно тщательно это все как-то завернуто, уложено, и выглядит очень неплохо и так далее. И вот ровно сегодня выяснилось, что ничего они на самом деле не выращивают. И как ни в чем не бывало, на голубом глазу, эта самая «Белая дача» сообщает: э-э, минуточку, минуточку, а у нас нет никаких тепличных хозяйств, мы сами ничего не производим – мы закупаем. Мы закупаем в черноморском регионе, мы закупаем в Европе, мы закупаем в Турции. И мы, собственно, только фасуем, моем, упаковываем и продаем дальше. А выращивать-то мы сами не выращиваем.

Вот вам история про эталонного отечественного производителя. Ну и, конечно, происходит дальнейший слом всяких коммерческих отношений. Тоже буквально сегодняшняя история, очень характерная, хотя, казалось бы, такая совершенно частная, но в данном случае очень важная. Произошел скандал в администрации Свердловской области. Очень громкий, очень бурный, там местная пресса его всячески обсуждает, для них это очень важная история.

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев во время совещания устроил страшный скандал руководителю сети «Ашан». Ну, вы знаете, что «Ашан» — это такие очень крупные магазины, торгующие в том числе и большим количеством продовольственных товаров, но вот, значит, свердловские «Ашаны» получили страшно по мозгам от губернатора Куйвашева за то, что они, видите ли, не соглашаются брать дорогой и низкокачественный товар одной из местных птицефабрик. И вот, значит, Куйвашев наорал на главу этого самого местного «Ашана», угрожая ему тем, что он сейчас отберет у них лицензию. Ну, он прямо этого не сказал, но, в общем, довольно прозрачно намекнул, что он у них отберет лицензию на торговлю спиртным. А понятно, что для торговой сети возможность продавать спиртные напитки – это очень важная часть, они довольно большую часть своего дохода с этого получают. Но вот, значит, он отнимет у них лицензию на торговлю спиртным и как-то заставит их в следующий раз как-то быть посговорчивее и помягче.

Вот это на самом деле катастрофа. Это момент, с которого начинается крушение рыночных отношений и возвращение той самой отвратительной командно-административной системы, которая однажды уже поставила на грань голода Советский Союз, как теперь мы все любим говорить, богатейшую страну с колоссальными возможностями. Вот только эти возможности как-то оказались погублены этой самой административной системой.

Вот. Так что, вся эта история развивается, развивается она на фоне дальнейшего разгула российской пропаганды, потому что все усилия этой пропаганды, поскольку последствия уже налицо, поскольку люди уже как-то начали задумываться: а что, собственно, случилось, почему все дорожает и почему пропадают привычные продукты и товары. А речь, кстати, идет о том, что перечень этих товаров будет расширяться. Вот сейчас пошел разговор о том, что и какие-то непродовольственные товары легкой промышленности окажутся тоже подвергнуты эмбарго. То есть, Россия продолжает накладывать на саму себя все более и более серьезные санкции. Может быть, даже автомобили, особенно подержанные, тоже попадут в эту же самую категорию.

Так вот, поскольку люди начали беспокоиться, пропаганда работает в очень интересном направлении – она начинает объяснять, что на самом деле эти санкции на нас наложила Европа и Америка. Это вот они нам не дают, они нам не поставляют, они нам отказывают, и из-за этого вот происходит такое безобразие. Не российское правительство, которое это все постановило, а они это постановили. Вот люди, которые смотрят телевизор, те самые люди, про которых рассказывает с таким знанием дела Арина Бородина перед моей программой каждую неделю, вот эти люди сегодня постепенно наполняются возмущением по поводу того, как ужасно вероломно поступили с нами Европейский Союз и Соединенные Штаты Америки, которые лишили нас привычных продуктов. А о том, что это решение на самом деле принято российским правительством, наша пропаганда продолжает молчать.

Но они вообще большие любители переворачивать с ног на голову. Они, например, уже договорились до того, что вот на Украине происходит война, смысл которой заключается в том, что Украина пытается оккупировать Донбасс. Я собственными ушами слышал и читал такого рода заявления, что вот, значит, украинские войска продолжают оккупацию Донбасса и городов Донецкой и Луганской области. Это поразительный совершенно такой выверт. И, конечно, это не оговорка, конечно, это не просто какая-то случайная глупость человека, который это написал, а это совершенно намеренная такая пропагандистская выходка: каким-то образом вывернуть эту перчатку и продемонстрировать ее другой стороной, чтобы смысл происходящего на этом самом украинском фронте окончательно увести от понимания российского зрителя и российского слушателя.

Но вот возникает вопрос с этими санкциями: а чего сейчас-то? Я сам читал, там, сегодня всякие недоуменные вопросы разных своих обычных собеседников, которые пишут: объясните мне, а почему сейчас принимается решение о санкциях? Ведь вроде же все хорошо уже. Вроде, там, перемирие, переговоры, в Минске подписали протокол, все как-то так чудесно выглядит. А чего санкции? Это, наверное, просто по инерции? Наверное, кто-то вот разрабатывал-разрабатывал эти санкции, написал чудесный документ об этих санкциях, ну, и как-то жалко было его выбросить, решили все-таки его использовать. Так что ли?

Да нет, знаете, не так. На самом деле это объяснимая очень ситуация, и смысл ее заключается в том, что российское руководство, оно очень наловчилось придерживаться тактики такого, я бы сказал, удушения с легким приотпусканием, так я бы назвал это. Знаете, вот как-то сначала взять за горло, сначала дождаться момента, когда жертва почти перестает дышать, а потом отгибать по одному пальчику, и каждый отогнутый пальчик демонстрировать как какое-то колоссальное благодеяние, как какой-то необычайный шаг навстречу, как свидетельство какой-то немыслимой доброй воли.

Вот сначала Россия организовала войну на Украине. И те, кто, скажем, слышали вот это вот пресловутое выступление человека по фамилии Гиркин, который там, собственно, командовал этими убийцами в значительной части, так вот, это его выступление оно, с одной стороны, конечно, ужасно жалкое, такое тоже какое-то холуйское. Он там бесконечно раскланивается и расшаркивается перед Путиным и объясняет, как он его любит, как он как-то будет на него по гроб жизни работать и ни за что никогда его не ослушается. Но у него есть еще второе важное качество: это выступление, оно чрезвычайно саморазоблачительное, потому что из этого выступления, собственно, становится окончательно ясно – ну, нам с вами это и так было ясно, но тут прямо мы слышим признание из первых уст – что на самом деле ничего за душой у этих людей, кроме российской поддержки, не было. И вот столько времени, сколько они получали людей, вооружение, боеприпасы, деньги, пропагандистское прикрытие, дипломатическое прикрытие, в том, что касается, например, того, что увели или пытались увести из-под ответственности тех, кто виноват в этом сбитом Боинге малазийском. Так вот, столько времени, сколько у них это было, столько времени как-то, в общем, дела более или менее шли.

Как только им крантик этот прикрутили, как только оказалось, что меньше этих удивительных добровольцев, которые в отпуск почему-то, нигде не зарегистрировавшись, едут воевать; меньше этих гуманитарных грузов, которые почему-то состоят из военного обмундирования и боеприпасов; меньше денег, меньше поддержки, меньше оружия, меньше эвакуированных раненых – как только все это постепенно стало сходить на нет, выяснилось, что за душой нет ничего. Своего нет ничего, сил нет никаких, никому они не нужны. И главное, что поддержкой местного населения они там не пользуются.

Я вот вчера ровно имел возможность, благодаря помощи коллег, меня там пригласили в студию «Радио Свобода», другого, не скажу даже конкурирующего радио – ну, это радио работает только в интернете, поэтому я спокойно туда отправился. Так вот, они пригласили в студию одновременно со мной по телемосту как бы, по скайпу пригласили двух жителей Славянска, которые рассказывали о том, как, собственно, местное население это все воспринимало, и как выглядела эта оккупация с точки зрения людей, которые там просто жили, какой, собственно, это был ужас. Сегодня, кстати, там ужасные происходят в этих городах, которые были, так сказать, освобождены от всех этих бандюганов, у них там новая проблема: а как жить дальше с чиновниками, с госслужащими, с полицейскими, ну, с милицией, точнее (на Украине не полиция, а милиция), с милицией, с военными, с фээсбэшниками, точнее, с их спецслужбами? С теми самыми людьми, которые сдали город, и сдали его без боя и без сопротивления. И они рассказывают о том, как, собственно, все эти их правоохранительные органы и все эти их городские власти, как они, так сказать, присутствовали при занятии города и отдали его, испугались. Сегодня они же как-то принимают это все обратно и сегодня они же пытаются взгромоздиться на свои же, собственно, стулья и сесть в свои же кабинеты. А люди им больше не верят, люди их больше не хотят, люди не хотят жить с этой администрацией, не хотят жить с этой милицией, не верят этой службе безопасности и так далее. Не верят этим судьям, которые работали на протяжении нескольких месяцев вот под этой самой бандитской властью.

Вообще это, конечно, удивительно похоже, там, скажем, на времена гражданской войны, вот тот самый случай, когда белые пришли, потом красные пришли, потом опять белые пришли. Ну, в общем… а местное население с ужасом на это на все смотрит.

Ну вот. Так что, выяснилось вот из этого выступления Гиркина, что ничего совсем у них нет. Так вот, все это устраивала там Россия, и Гиркин, собственно, это подтверждает. Не знаю, уж по дурости он это подтверждает, или он специально эту провокацию зачем-то устраивает – ну, не понимаю. Да бог с ним. Да и, в общем, не очень хочу понимать, что в этой голове его больной творится.

И оказывается, что, доведя ситуацию вот до этого раскаленного состояния, Россия теперь пытается торговать своими милостями. Ну, Путин на самом деле пытается. Я все как-то по инерции говорю «Россия», а потом сам себя слушаю и сам на себя обижаюсь. Да потому что, какая же это Россия? Россия как раз не хочет этого, а вот Путин хочет, и та группировка, которая окружает его, несомненно, это все делает.

И сегодня они оказываются миротворцами, сегодня они делают уступки, какие-то милости, совершают какие-то благородные шаги и ждут немедленно за это поощрения. Так, как будто бы не они создали эту ситуацию. И в этих обстоятельствах мне кажется абсолютно правильным, что с ними никто не хочет играть в эту игру, никто не хочет вступать в эти условные отношения, в это бесконечный такой релятивизм. Да, вот сейчас стало дышать на 5% лучше, чем вчера вечером, когда вы нас совсем-совсем задушили.

Хочется в этой ситуации сказать: ты руки-то убери, убери вообще, совсем. Вот верни все к некоторому исходному состоянию. Ты войну начал, ты давай войну закончи, а потом будем разговаривать. И вот потом можно будет говорить о целесообразности санкций – нецелесообразности, справедливости – несправедливости, эффективности – неэффективности. Потом, когда все будет возвращено к некоторому первоначальному состоянию, с которого началась эта кошмарная операция по подогреву путинского рейтинга и, так сказать, возгонке этого истерического патриотизма, с которой, собственно, и началась война. Давайте мы вернемся к этому исходному положению, тогда будем говорить о справедливости.

Тогда будем раздумывать о том, нужно наказывать или не нужно наказывать. А вот за этот один отогнутый пальчик руки, которую вы по-прежнему держите на горле у людей и которой вы по-прежнему их душите и не даете им дышать – нет, вот за этот отдельный пальчик вам ничего не полагается, потому что вы всего лишь чуть-чуть, на полградуса снизили температуру, которую сами же нагревали на протяжении всего этого ужасного времени. Вот в чем смысл, на мой взгляд, того, что произошло сегодня с этими санкциями.

Это была программа «Суть событий», я Сергей Пархоменко. Надеюсь, что мы встретимся с вами на будущей неделе в пятницу, всего хорошего, до свидания. Счастливых вам и умных выборов в это воскресенье.

Где торгуют эфиром и что для этого нужно

© 2009-2020, ГТРК «Тамбов» — филиал ФГУП «ВГТРК». Для детей старше 16 лет.

Сетевое издание «Государственный Интернет-Канал «Россия».

Учредитель – федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания». Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-59166 от 22.08.2020, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Главный редактор – Елена Валерьевна Панина. Редактор сайта ГТРК «Тамбов» – Соломатин Александр Александрович.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с письменного согласия правообладателя (ВГТРК).

Вертикальная социальная мобильность с помощью мегарегулятора.

По поводу классификации ЦБ выступлю, но начну издалека. У меня есть такая немного высосанная из пальца теория, что Путин после или во время 2008-09 гг. прозрел по поводу биржи и биржевых человечков. Кто-то, не знаю, кто, но смело припёрся к царю во дворец и очень точно обрисовал ему ситуацию жестами и словами… русскими… на букву Жо и Пэ.

Царь, обладая цепкой памятью, и способностью ненадолго заныривать в сложные для себя темы, понял следующее:

— население тупое и безграмотное, на биржу не идёт;
— спекулянты на бирже синонимичны волкам паазорным;
— длинных денег на бирже нет и никогда не было вовсе;
— на первом шухере все линяют, особенно нерезиденты;
— курсовая стоимость это не хер собачий, а важная хрень.

Осознав это, он прокрутил в царственной головушке недавние флешбеки на биржевую тематику:

— дерипаски и проч. клянчат у меня деньги, это плохо;
— говорят, что курсовая в пол, маржин светит, это плохо;
— приходится звонить на 2 номера, т.к. 2 биржи. это плохо;
— в ручном режиме рулю этим нелюбимым делом, это плохо;
— жгу бабло на поддержание биржевых штанов, это плохо.

В общем, что-то такое произошло и видимо (видимо!) была составлена дорожная карта, направленнная на то, чтоб чёрные лебеди не выклевали/не выщипали глазик нашей маленькой иканомике через биржу. А карту эту к счастью отдали на откуп самим биржевым спецам по причине сложности материала. Или даже не сложности, а просто большим политическим деятелям современности не пристало эдаким мелким делом интересоваться.

И пошло-поехало. Поезда финансовой грамотности, набитые черёмушкиными и верниковыми, пагнале чух-чух рассекать по всей стране, обучая грамоте селян и селянок. Контору Миловидова потихоньку выдавили вместе с Миловидовым, создав мегарегулятора на базе мегабанка. Неудобный дубль биржи устранили, оставив одну единственную на базе того самого мегарегулятора. Переформатированная система стала более управляемой, меньше телефонов, ага, и более понятной западу, чтоб не ссали: T+, ЦК, единый депозитарий, прямой выход и проч. реформы.

Кризис он же как, он всегда учит, если ты не дундук полный. Вот смотрите, после 98-ого года мы накрепко подружились с режимом T0, ну, а что может быть надёжнее, чем на 100% адресно задепонировать активы. Оказалось херушки вам, а не надёжность, жадная индустрия через маржиналку и шорты напирамидила РЕПО, прилетел лебедь 2008-ого, и «надёжная» конструкция завалилась вправо вниз, придавив наиболее заторможенных и покалечив более шустрых. Математику не обмануть.

Ок, мегабиржа от мегарегулятора признала недоработку конструкции и ввела T+2, полезное же дело, при всех своих недостатках переход от Т0 — прогресс (хоть и не стандарт РТС, но прогресс). Начать вспоминать сопутствующие реформам детали, то и не упомнишь всего: еврооблигации, промклир на споте, неттинг рисков, центродеп, центроконтрагент, прямой выход (DMA), евроклир, клеарстрим, аукционы закрытия и открытия, драгметаллы и даже рэнкинг и блокчейн на горизонте… ну, крутотень же. И это не реклама Мосбиржи, не вешайте собак на меня, я к другому подвожу, к нарастающей сложности.

Нарастающая сложность переносит статус на другой уровень, это т.н. вертикальная социальная мобильность. Статус всех: мой, ваш, биржи. Матчасть стала сложнее, освоение матчасти повышает статус, прямая корреляция. Типичный пример от балды — примитивное смещение дивидендных отсечек до сих пор (а уже годы прошли) для ньюбов и ленивых неньюбов являются сложнейшей, а иногда и неразрешимой задачей по вычислению даты покупки акции. Микроскопическая сложность отсекает лодырей, не желающих эту сложность осваивать.

И тут возникает парадоксальная ситуация, когда задача партии и правительства по привлечению частного инвестора на биржу (ИИС одни чего стоят), по повышению финансовой грамотности, сталкивается с неумолимым разумным современным прогрессом, а значит с нарастающей сложностью индустрии. Открыть брокерский счёт проще, чем 10 лет назад, а разобраться с «планками» на споте или аукционами сложнее. Пример дяденьки из Казани вам на тарелку. Идея привлечения денег (длинных и не очень) видимо ограничилась самими деньгами, но не их владельцами, ты занеси на биржу, а торговать, брат, погоди, это не просто, другие за тебя поторгуют.

От этого парадокса выигрывает кто? Выигрывают неленивые опытные грамотные торгующие коротышки, чей профессиональный зенит — это управление деньгами. Это как время от времени повышать квалификацию, не ходя ни на какие курсы, а просто выхода нет, нужно подстраиваться под изменчивый усложняющийся мир, в котором ты варишься. Ну, и околорынок, конечно, выигрывает, ему всё легче пугать лохов сложностью и вешать свою липкую лапшу им на уши. Но речь не о них.

Предположим, что некое лобби в ЦБ или рядом с ЦБ решило разыграть карту финансовых советников, что-то вроде обязательной страховки или нотариуса. Нужно же как-то сформировать нескончаемый входной кешфлоу для этих советников. Самое простое — наложить некие ограничения на толпу начинающих, снимая эти ограничения через обязательные консультации. Хочешь плечо — заплати советнику, он даст рекомендацию, дадим плечо. Хочешь фьючерсы — заплати советнику, он даст рекомендацию, дадим фьючерсы. Страна снимает риск или делает вид, что снимает риск.

На первый взгляд хитрожопые, гасить за такое, но мы же не ньюбы, не вчера биржу увидели. Снижая статус малограмотной толпы, центробанк одновременно повышает статус грамотной биржевой Ылиты. Со временем, будет урегулировано всё по-максимуму, и бывалые начнут срывать чужую вишню просто потому, что любые ограничения будут идти мимо них или сквозь них, логика же. От расслоения кайфует верхний слой.

Ещё проще аналогию приведу, day-trading margin rule вроде бы ограничивает, отсекает мелочь пузатую, это минус или плюс? На мой взгляд очевидный грамотно выверенный плюс. Выбор простой — или ты выходишь за рамки ограничения, или ты стучишься в двери псевдо-пропов типа Юнайтед Трейдерс и торгуешь в размытом счёте. А юнаты от такого ограничения как раз и рвут вишню в виде комиссий и прочего.

Вывод: прогрессирующая сложность индустрии — это плюс для бывалых, маркирование трейдеров на базе опыта или капитала (первое правильнее) — это далеко идущий плюс, пока не знаю, как именно, но чую, мы от этого накушаемся икры от пуза. Или говна. Аминь.

Рейтинг брокеров бинарных опционов с бесплатным обучением:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый лучший, надежный и прибыльный брокер бинарных опционов за 2020 год!
    Идеально подходит для новичков и среднеопытных трейдеров.
    Бесплатное обучение и демо-счет на любую валюту!
    Получите свой бонус за регистрацию:

Добавить комментарий